Введение

С начала ХХI века осуществляется глобальная международная программа «Инвентаризация морской биоты» (Gensus of Marine Life, CoML), целью которой является оценка морского биологического разнообразия, особенностей распространения и обилия морских гидробионтов в Мировом океане. В рамках долгосрочных проектов по изучению биологического разнообразия Западной и Северной Пацифики залив Петра Великого Японского моря, по предложению Института биологии моря, выбран в качестве контрольной акватории по мониторингу прибрежного биоразнообразия (Адрианов, 2004).

Изрезанные многочисленными бухтами берега зал. Петра Великого протянулись от устья р. Туманная на юго-западе до мыса Поворотный на востоке. На его акватории имеется множество островов и отдельных выступающих из воды скал (кекуров). Продолжением п-ова Муравьева Амурского, разделяющего Амурский и Уссурийский заливы, являются крупные острова: Русский, Попова, Рейнеке, Рикорда, архипелаг Римского-Корсакова. На юго-западе залива выделяетя о-в Фуругельма, а на востоке — острова Аскольд и Путятина. В залив впадают несколько крупных рек (Раздольная, Партизанская, Артемовка, Шкотовка, Барабашевка, Рязановка, Литовка) и множество мелких речек. Устьевые части многих рек в недавнем геологическом прошлом были затоплены морем, в результате чего образовалось несколько заливов второго порядка — Посьета, Амурский, Уссурийский, Восток, Находка. Протяженность береговой линии залива Петра Великого, включая острова, около 1700 км, площадь залива 55600 км².

Залив Петра Великого расположен в зоне смешения холодных бореальных и субтропических вод: встречаются воды холодного Приморского течения и теплые воды Северо-Корейского течения. Здесь муссонный климат и удивительное разнообразие донных и береговых ландшафтов.

В силу такого сочетания природных условий видовой состав биоты Южного Приморья во многом уникален. В заливе Петра Великого удивительным образом соседствуют бореально-арктические, бореальные, низкобореальные, субтропические и даже тропические виды морских беспозвоночных и рыб. В жаркие месяцы воды открытого моря прогреваются до 23С, а в полузакрытых бухтах — до 28С. Зимой вода резко охлаждается (за счет холодного северо-западного муссона и зимнего апвеллинга вдоль побережья Приморского края) и при солености 34‰ температура прибрежных вод может снижаться до -1,8С. Ряд заливов и бухт покрываются льдом, но некоторые заливы (Уссурийский, Восток) замерзают лишь в вершинной части. Такие условия летом обеспечивают выживание субтропической фауны и привлекают многочисленных южных мигрантов, а в зимнее время они оптимальны для биоты умеренных и арктических вод (Адрианов, Тарасов, 2006).

В силу природных условий и богатых ресурсов моря побережье залива с древнейших времен было местом обитания людей, занимавшихся здесь рыболовством ещё в эпоху неолита (Беседнов, Вострецов, 1998). Русское население на берегах залива появилось около 150 лет назад. С первых шагов заселения и освоения побережья залива рыбные ресурсы играли важную роль в жизни первопроходцев.

Первыми приступили к лову рыбы в июне 1860 г. солдаты Новгородского поста. Как следует из дневниковых записей начальника поста лейтенанта Н. П. Назимова, " … 6 июня пошла рыба-горбуша, чем мы не преминули воспользоваться — хорошее подспорье в скудном питании команды» (Алексеев, 1985). 20 июня 1860 г. транспорт «Манджур» встал на якорь в бухте Золотой Рог. В этот же день, как записано в вахтенном журнале транспорта «Манджур», было свезено на берег 28 рядовых линейного батальона под руководством прапорщика Н. В. Комарова для занятия поста, необходимое снаряжение, а также 1 невод (Алексеев, 1985). Тот факт, что при закладке постов гарнизонам придавались невод или другие промысловые орудия, говорит о том, что заранее предусматривался лов рыбы для потребительских нужд. Можно полагать, что имелись и навыки заготовки рыбы впрок. Подтверждение этому находим в записях из дневника лейтенанта Е. С. Бурачека, назначенного в 1861 г. начальником Владивостокского поста взамен прапорщика Комарова. Бурачек пишет: «…11 января 1862 года вместе с купцом Я. Л. Семеновым отправились на лошадях в залив Посьета. 13-ого пришли в Славянский станок (небольшой пост, основанный в 1861 г. в заливе Славянский для заготовки леса). Солдаты несказанно обрадовались прибывшим и старались угостить их самым лучшим, что у них было — красной рыбой» (по: Алексеев, 1985). Как свидетельствует Н. М. Гарин (1916), в то время красной называли кету.

В 1862 г. в устье реки Раздольная (Суйфун) возник Суйфунский станок, на северном берегу бухты Экспедиции — селение Новокиевское. В 1864 г. на реке Партизанская (Сучан) было основано поселение Владимиро-Александровское, в 1865 на реке Шкотовка — поселок Шкотово, в 1866 на реке Раздольная — село Раздольное, а в устье реки Барабашевка (Монгугай) -Монгугайский станок. Вполне естественно, что вскоре были разведаны и осваивались все рыбалки в округе, особенно устья рек, куда заходили и были доступны для облова горбуша, кета, сима, красноперки, корюшки, пиленгас. Посетивший в 1866 г. Владивосток врач винтового корвета «Аскольд» Г. Садоков эмоционально отмечал: «…Рыба здесь ловится вкусная и в огромном количестве» (Владивосток…,1980). Сроки промысла указанных выше рыб в предустьевых участках рек и в самих реках залива Петра Великого весьма продолжительны, начиная с конца мая и по ноябрь включительно. Рыба заходит практически во все реки залива, наиболее значительные из которых Раздольная, Барабашевка, Рязановка, Нарва, Амба, Пойма, Кедровая, Шкотовка, Литовка, Партизанская.

В 1888 г. было налажено постоянное судовое сообщение Владивостока с соседними гаванями — Речная (Суйфунский станок), Монгугай и Славянка, которое производилось военным пароходом «Амур» (Матвеев, 1990). Упомянутые выше гавани Речная и Монгугай в то время были типичными рыбацкими стоянками, состоящими из нескольких бараков и сараев для орудий лова и другого инвентаря. Налаженное сообщение с ними еще раз подчеркивало их большую роль в обеспечении населения города рыбой. О высокой численности в то время лососевых в водах залива говорит тот факт, что в сентябре 1893 г. реку Седанка арендовал у городской казны купец Федоров для лова кеты. Особые любители рыбалки отправлялись сюда с ночевой и били кету острогой (Матвеев, 1990).

Развитие промышленного лова рыбы в заливе Петра Великого было тесно связано с развитием здесь китобойного промысла. Несомненно, что китов в воды залива Петра Великого привлекало обилие здесь рыбы, и прежде всего сельди, скапливающейся в преднерестовый и нерестовый периоды в бухтах и заливах. Отставной русский офицер Г. Г. Кайзерлинг в 1894 г. вместе с братом основывает «Товарищество Тихоокеанского китобойного промысла», преобразованное затем ими в 1898 г. в «Тихоокеанское китобойное и рыбопромышленное акционерное общество графа Г. Г. Кайзерлинга и К». Кайзерлинг писал: «Дело оправдало мои надежды. В настоящее время является необходимость его расширить и присоединить к нему рыбный промысел» (Мандрик, 1994; Шолох, 2004). У компании, которая размещалась в бух. Гайдамак, имелось 9 судов, включая рыболовную шхуну. Компании принадлежало 665 десятин земли, где размещались лесопильный, жиротопный, мыловаренный, жестяно-баночный заводы, паровые механические мастерские, док для ремонта судов. В компании работало до 300 человек. Кайзерлинг обратил внимание на обилие сельди в прибрежных водах, и в 1899 г. в порту Нагасаки, где обычно зимовали китобойные суда его акционерного общества, он закупает два ставных невода. В 1900 г. в бух. Гайдамак он выставляет ставной невод на сельдь. Именно эта дата считается началом сельдевого промысла в заливе Петра Великого (Студенецкий, 2004).

В начале ХХ века в заливе начали проводиться и научные исследования. В январе 1900 г. лесничий Уссурийского казачьего войска, вице-председатель Общества изучения Амурского края Н. А. Пальчевский организовывает при Владивостокском музее небольшую морскую биологическую станцию. Она послужила базой для гидробиологических исследований в зал. Петра Великого известного российского ученого П. Ю. Шмидта. В это время он проводит исследования на акватории залива на портовом ледоколе «Надежный» и на небольшом одномачтовом парусном боте «Гонец»
В своем известном труде «Рыбы восточных морей Российской империи», вышедшем в 1904 г., он указал для вод зал. Петра Великого 116 видов рыб (Шмидт, 1904).

Продолжил изучение ихтиофауны залива в начале ХХ века натуралист М. Н. Павленко. Основываясь на осмотре уловов ставных неводов, сетей и сборе образцов на рыбных рынках Владивостока и других населенных пунктов, а также сборе коллекций на паровой шхуне «Сторож» во время полевых экспедиций в 1907—1908 гг., ему удалось составить достаточно подробный перечень рыб, встречающихся на акватории зал. Петра Великого. В списке М. Н. Павленко, опубликованном в монографии «Рыбы залива Петр Великий», содержатся сведения о 128 видах рыб (Павленко, 1910).

Символично, что в 2010 году исполняется ровно 100 лет со времени выхода первой и, к сожалению, пока единственной монографии, посвященной рыбам зал. Петра Великого.

Позже, в 20-х годах XX столетия, выдающимся российским гидробиологом, ленинградским профессором К. М. Дерюгиным во Владивостоке была организована Тихоокеанская научно-промысловая станция, затем преобразованная в Тихоокеанский институт рыбного хозяйства и океанографии — ТИНРО. Сотрудниками этого института проводились и проводятся в настоящее время не только прикладные, но и важные общебиологические исследования.

В 1929 г. известный отечественный ученый Г. У. Линдберг, обработав имеющиеся экспедиционные сборы ТИНРО, указывает для зал. Петра Великого 233 вида рыб (Линдберг, 1928; Линдберг, Таранец, 1929).

В 1976 г. выходит коллективная монография «Животные и растения залива Петра Великого», где в разделе «Рыбы», написанном З. В. Красюковой, указано, что в зал. Петра Великого можно встретить приблизительно 250 видов.

Позднее Б. А. Шейко (1983), проведя анализ литературных источников и картотек коллекционных
хранилищ музеев ЗИН и ТИНРО, показал, что ихтиофауна залива представлена 277 видами рыб. В 1998 г. выходит работа Адрианова А.В. и Кусакина О.Г. «Таксономический каталог биоты залива Петра Великого» и в этом же году выходит работа Т. Г. Соколовской с соавторами «Список рыб залива Петра Великого» (Соколовская и др., 1998), — в этих публикациях сотрудников Института биологии моря ДВО РАН для зал. Петра Великого указывается уже 290 видов рыб.

Следует заметить, что в основу данных работ был положен фундаментальный семитомный труд ученых Зоологического института РАН «Рыбы Японского моря и сопредельных частей Охотского и Желтого морей», издававшийся в 1959—1997 гг., базу для которого заложил Г. У. Линдберг. Этот труд и в настоящее время служит руководящей систематической сводкой и основным определителем по фауне морских, проходных и полупроходных рыб залива.

В 2002 г. в коллективной монографии «Рыбы Приморья» для зал. Петра Великого указано 299 видов рыб (Новиков и др., 2002). В 2007 г. появляется монография ученых ИБМ и ТИНРО-центра «Рыбы российских вод Японского моря» , где общее число видов рыб, отмеченных для залива, составляет 312 видов (Соколовский и др., 2007). Такой рост числа видов рыб был обусловлен откликом биоты на наблюдающееся в последние 30 лет потепление: в летний период в водах залива стали все в больших количествах отмечаться виды — южные мигранты (Иванков и др., 2001; Соколовский, Соколовская, 2007а).

Степень изученности различных видов рыб залива неодинакова. По массовым и некоторым ценным промысловым рыбам имеется обширная научная литература, в то время как по ряду промысловых видов, не говоря уже о значительной группе малоиспользуемых или редких видов, сведения немногочисленны. Авторы посчитали целесообразным провести анализ имеющихся литературных данных по рыбам залива и, дополнив их своими материалами, не только дать наиболее полный список рыб, отвечающий современным требованиям номенклатуры (Eschmeyer, 1998), но и по каждому виду привести небольшой очерк, в котором содержатся сведения о характерных признаках вида, распространении, кратких данных по биологии, промыслу и современному статусу численности.

В книге для каждого вида рыб дается его название на латинском, русском, английском языках.

Зоогеографическая характеристика отдельных видов рыб, которая предваряет раздел «Распространение», включает термины и обозначения, связанные с характером географического ареала с указанием конкретных морских бассейнов. Типы ареалов подробно освещены в нашем предыдущем издании (Соколовский и др., 2007).

В работе указан и современный статус численности отдельных видов рыб в заливе. Приняты следующие градации: многочисленный вид, обычный, малочисленный, редкий, очень редкий (Соколовский и др., 2009). При этой оценке использованы кроме литературных данных сведения промысловой статистики, собственные наблюдения, материалы наших коллег из ТИНРО-центра. Большое внимание при анализе статуса численности отдельных видов рыб и состава ихтиофауны уделено работе А. Н. Вдовина с соавторами (Вдовин и др., 2004), в которой обобщены материалы 28 учетных съемок, выполненных в зал. Петра Великого экспедициями ТИНРО в 1981—2002 гг.; работам В. Д. Измятинского (2004; 2005; 2006) и А. А. Баланова (2008), уточнивших состав рыб в элиторали и мезобентали зал. Петра Великого. Учтены также и опросные данные рыбаков-любителей, тесный контакт с которыми мы постоянно поддерживаем.

В качестве иллюстративного материала по отдельным видам рыб в работе использованы цветные фотографии известных приморских дайверов В. А. Долина, А. Г. Шпатака, А. В. Ратникова, А. А. Омельяненко, Ю. М. Яковлева. Отдельные фотографии презентовали нам наши коллеги А. А. Баланов, С. Л. Кондрашев, В. Е. Харин., В. А. Шевляков, А. И. Маркевич, Е. Г. Рейзман, которым мы искренне признательны.

Ряд цветных фотографий рыб заимствован нами из краткого атласа-определителя «Растения и животные Японского моря» (Фонд «Феникс», Project AWARE (UK) — ДВГУ. Владивосток, 2007), а также из работ корейских и японских авторов, ссылки на которые мы приводим в отдельном разделе.

Авторы признательны своим коллегам по институту А. А. Баланову, В. Е. Харину, В. Н. Долганову, В. В. Земнухову, И. В. Епур, П. А. Савельеву за ценные замечания и советы, а также сотрудникам компьютерной лаборатории И. И. Деридовичу, В. О. Пойсу, Г. В. Долгову, Л. Е. Ерофеевой за всестороннюю помощь в обработке рисунков и фотографий. Авторы благодарны и сотрудникам ТИНРО В. И. Чучукало, В. А. Дудареву, В. В. Панченко, А. А. Горяинову, В. А. Снытко, Г. А. Шевцову, М. К. Маминову за консультации по частным вопросам.

Авторы особенно благодарны рецензентам член. корр. РАН Черешневу И.А. и д.б.н. проф. Шунтову В.П. за высказанные замечания и пожелания, которые мы учли при доработке рукописи и подготовке второго издания.

Работа выполнена при поддержке гранта ОБН РАН «Биологические ресурсы России: оценка состояния и фундаментальные основы мониторинга» № 09-I-ОБН-10; а также грантов № 09-I-П15-03, № 09-I-П16-04, № 09-I П23-01.

  • На сайте www.him-eksport.ru растворитель Марки 648.
    him-eksport.ru
  • кодирование алкоголизма в Днепропетровске далее
    ramzanov.dp.ua