Самая вкусная еда

В одном стойбище был удачливый охотник. Как ни пойдет в море, либо зверя добудет, либо рыбы наловит. Всегда так. Всегда у него много еды было. И стала еда казаться ему невкусной. Тогда придумал он, как вкуснее сделать. Поймает рыбу, живьем жарит на углях, так, говорит, вкуснее. Поймает морскую ракушку, откроет и сырую в рот бросает. Однажды тюленя изловил, живому брюхо вскрыл и печень съел.
Люди ему говорят:
— Разве можно так, тюленю больно же!
— Тюленю все равно умирать, а мне так вкуснее!
Так и делал всегда удачливый охотник, и сына своего научил.

Вот однажды пошел он в открытое море. А тут вдруг шторм разыгрался. Боролся-боролся охотник с морем, да и утонул. Пока до дна опускался, вспомнил, сколько плохого морским жителям сделал, испугался.
Предстал он перед Хозяином моря.
— Что ты теперь со мной сделаешь, как наказывать будешь? — спросил охотник.
— Да не собираюсь я тебя наказывать. Поживешь у меня пока морской ракушкой, — сказал Хозяин моря.

Превратил он охотника в раковину и поселил у самого берега. А тут как раз сын охотника по берегу бродил, думал, что бы еще вкусненького съесть. Видит, очень крупная раковина у самого берега. Изловил он ее, живьем мясо из раковины вырвал, пожевал немного, да и проглотил. Понял охотник, что в желудке собственного сына находится. Боль страшная, ужас, что сын отца переваривает живьем, а сказать-то ничего не может. Часа два так мучился, умер.

Только умер — опять к Хозяину моря попал.
— Сильно ты меня наказал! Очень мне плохо было! Не делай меня больше морской ракушкой.
— А я тебя и не наказывал, — отвечает Хозяин моря. — Не хочешь ракушкой, сделаю тебя рыбой.
Превратился охотник в рыбу, плыл-плыл и запутался в сетях. А сети-то сын ставил. Вытащил сын сеть, смотрит, рыба хорошая попалась. Принес он ее домой, живую острой палкой проткнул, да так, чтобы сразу не умерла, и стал на углях поджаривать.
— Эх, вкусно сейчас поем! — приговаривает.
Охотник жарится на углях, видит, что собственный сын его скоро есть будет, а сказать не может. Корчился-корчился на углях, умер.

Опять предстал перед Хозяином моря.
— Все я понял, Хозяин моря, крепко ты меня наказал! Не делай меня больше рыбой.
— Разве я тебя наказывал? Ты сам научил своего сына так питаться. Ну, не хочешь рыбой, сделаю тебя тюленем.
Поплыл охотник уже тюленем. Хорошо! Плавает между льдин, рыбу ловит. Даже радоваться стал, что наказания кончились. Тут ему в спину гарпун и воткнулся. Вынырнул тюлень, смотрит, а это, оказывается, его сын собственного отца загарпунил. Хочет он сказать сыну, что он его отец, а не может — тюлень ведь! Сын вытащил тюленя в лодку, живому брюхо вспорол, печень по кусочку отрезает и в рот бросает.
— Вкусно! — приговаривает.
Страшно охотнику, больно, ужасно, что его собственный сын поедает, а сделать ничего не может.

Так, говорят, этот охотник до сих пор в виде всяких морских зверей муки принимает, потому что сын его своего сына научил, как наслаждение от еды получать, а тот своего сына…