Роль рыб в прибрежном сообществе залива Петра Великого

Большое разнообразие рыб в заливе подкреплено и значительной их биомассой. По экспертным оценкам, она может составлять здесь, в зависимости от сезона, от 80 до 500 тыс.т. и более, в зависимости от численности приходящих в залив рыб мигрантов. Следовательно, роль рыб в прибрежном сообществе залива Петра Великого весьма существенна, так как они служат пищей многим видам животных. Назовем основных потребителей.

Птицы. Обилие рыбы во многом обеспечивает существование на акватории залива и на его побережье большого числа рыбоядных птиц.

Их видовое разнообразие здесь признано самым большим в России. От обилия мелких пелагических рыб зависит численность, успешность размножения и миграционный цикл наиболее массового вида среди рыбоядных птиц залива — чернохвостой чайки (Larus crassirostris,). Одна из самых крупных в мире колоний этого вида, насчитывающая около 70 тысяч пар, обитает на мелких островах залива Петра Великого, в частности на о. Фуругельма (Бурковский, Курдюков, 2007). Рыба в питании этого вида, зависимости от сезона, играет важную роль.

В весенний период в пище чаек преобладает трехиглая колюшка, которая в массе подходит на нерест в мелководные лагуны и протоки Хасанской низменности, а также малоротая корюшка, скапливающаяся на мелководьях у устьев рек (Литвиненко, 1980). В конце мая — начале июня в заливе Петра Великого появляются косяки анчоуса и чайки охотно переходят на питание этой рыбой. Летом, в период кормления птенцов, пища чернохвостой чайки весьма разнообразна: в ее рационе отмечаются различные виды рыб — анчоус, сайра, молодь сельди, навага, короткоперая песчанка, рыба-игла. Последние виды, по мнению Н. М. Литвиненко, отняты чайками у чистиковых. К концу лета, когда с мелководных заливов и проток в бухту Сивучья скатывается подросшая молодь коносира, полурыла и саргана, чайки охотятся наиболее эффективно. Об этом можно судить по громадным скоплениям этих птиц на прибрежных песчаных косах у этой бухты. В годы, когда в воды залива подходят косяки сардины-иваси, этот вид часто играет главенствующую роль в летнем питании чаек. Осенью, когда субтропические виды рыб, такие как анчоус и сайра мигрируют на юг, в пище чаек преобладают резидентные виды — молодь наваги, красноперки и корюшка.

В группу хорошо летающих птиц, которые собирают корм с поверхности моря или выхватывают его из поверхностных слоев, входят также крачки и вилохвостая качурка, численность которой в заливе оценивается в 20–25 тыс. особей.

Другую группу рыбоядных птиц (чистиковые, бакланы, кайры, гагары, некоторые утиные) составляют активные ныряльщики, добывающие корм под водой. В этой группе птиц наиболее удачливым рыболовом следует признать уссурийского баклана (Phalacrocoras filamentosus), в рационе которого более 90% составляет рыба. Причем баклан добывает не только массовых пелагических рыб, но и значительное число донных и придонных видов, в том числе и камбал. Численность уссурийского баклана в последние годы возрастает, и к настоящему времени на акватории залива насчитывают около 3 тыс. птиц. Среди этой группы птиц-ныряльщиков наиболее многочислен в заливе (до 11 тыс. особей) очковый чистик (Cepphus carbo).

У некоторых видов морских птиц существует кормовая специализация: по наблюдениям известных орнитологов Н. М. Литвиненко и Ю. В. Шибаева, стáрик (Synthliboramphus antiquus) своих птенцов выкармливает преимущественно молодью сельди. Некоторое представление о суточной потребности в пище птенцов и охотничьей активности взрослых птиц этого вида дают следующие цифры, приводимые названными авторами: 11 июля взрослая птица нырнула 725 раз — примерно 73 ныряния в час. Соотношение успешных и неуспешных ныряний было примерно равным. Средняя масса сельди, которой стáрик кормил птенцов составляла 1 г, встречаемость ее в корме -84%, а общая масса пищи птенца составила 184 г, при средней массе птенца 208 г. Следовательно, для пополнения суточных энергетических затрат птенцу стáрика потребовалось количество пищи, равное до 90% собственной массы (Литвиненко, Шибаев, 1987). Численность этого любителя сельди в заливе невелика — примерно 1 тыс. особей.

В мелководных лагунах выжидают свою добычу серые цапли (Ardes cinerea), Их добычей обычно становятся многочисленные здесь бычки-гобииды, а также мальки и молодь пиленгаса, красноперки, саргана, полурыла, коносира. Численность серой цапли в заливе оценивается примерно в 2 тыс. особей. Другие рыбоядные птицы, такие как озерная и тихоокеанская чайки, речная крачка, кайры, тупик-носорог в водах залива относительно малочисленны.

Оценивая роль птиц, как потребителей рыбы, можно констатировать, что они освоили для охоты все прибрежные и морские биотопы залива в зоне глубин 0–50 м, хотя толстоклювая кайра способна добывать рыбу с глубины 100 и более метров. Сложнее подсчитать в абсолютных значениях объем съедаемой птицами рыбы. Попытаемся в грубом приближении сделать это на примере чернохвостой чайки. При численности в 140 тыс. особей и средней навески чайки 500 г, (Литвиненко, 1980), биомасса популяции составит порядка 70 т. При суточном рационе в 50% от массы тела, потребление составит 35т. С учетом того, что рыба в рационе чайки составляет порядка 65%, общая масса потребляемой рыбы составит 23 т в сутки. Если допустить, что все остальные рыбоядные птицы вместе взятые в сумме потребляют рыбы столько, сколько чернохвостые чайки, то суточное потребление рыбы птицами в заливе может составлять 45–50 т.

Много это или мало? Прямого ответа нет, потому что по сравнению с общей биомассой рыб в заливе это немного, но если учесть, что средний вес съедаемой птицами рыбы составляет порядка 5 г, то в численном выражении это составит около 10 млн. экз. А это уже немало. Если бы промыслом изымалось в сутки такое количество рыбы, то даже при средней навеске 1 рыбки в 100 г, это составило бы порядка 1 тыс. т. Тем не менее, такое сравнение неправомочно. Рыбоядные птицы потребляют много мелких (хотя и многочисленных) непромысловых видов рыб, таких как колюшки, бычки-гобииды, короткоперые песчанки и пр. Значительный процент в их пище составляет молодь и взрослые особи рыб — южных мигрантов (сайры, анчоуса) — видов, которые отечественным промыслом в заливе Петра Великого не осваиваются. Что касается молоди резидентных промысловых видов рыб, (сельди, наваги, корюшек), то успешная охота на них со стороны птиц возможна только при высокой численности перечисленных видов.

В сезонном аспекте также должны прослеживаться большие различия: в апреле-начале мая, сразу после схода льда, и когда еще не все виды птиц вернулись с зимовки- потребление рыбы птицами ожидается относительно небольшим, порядка 5–10 т в сутки. В июне, пока не появится молодь сайры и в достаточных количествах анчоус, потребление рыбы может составлять ориентировочно до 30 т в сутки. В разгар гидрологического лета — июль—сентябрь потребление рыбы птицами достигает максимальных значений 45 т в сутки. К этому времени в залив подходят многочисленные южные мигранты (сайра, анчоус), а также набирает вес молодь массовых местных рыб зимне-весеннего нереста: сельди, наваги, корюшек. В октябре, когда часть птиц готовится к южным миграциям, вполне логично ожидать существенного снижения убыли рыб от их потребления птицами.

Для расчетов примем ориентировочно суточное потребление рыбы птицами в этом месяце в 10 т. В итоге получим, что в период с апреля по ноябрь птицы потребляют в заливе примерно 5.0 — 7.0 тыс.т. рыбы. С учетом того, что, эту биомассу составляет молодь рыб, это конечно много, но в процессе тысячелетий «притирки» и сосуществования различных компонентов биоты залива, эта убыль сбалансирована по срокам и видам.

К тому же большинству птиц присуща высокая пластичность в выборе пищевых компонентов: при нехватке рыбы они легко переходят на потребление планктона, насекомых и даже отбросов. Самый массовый вид птиц в заливе — чернохвостая чайка уже давно освоила районы городских свалок и конкурирует с воронами и голубями у придомовых мусорных баков. Тем не менее, роль рыб в поддержании численности птиц в заливе существенна.

Головоногие. В июне—сентябре в воды залива Петра Великого с юга Японского моря подходит тихоокеанский кальмар Todarodes pacificus. С приходом его в наши воды возрастает убыль от этого хищника молоди стайных рыб (анчоуса, сайры, сельди, корюшек, молоди терпугов). Численность кальмара в водах залива в летний период достаточно высока и составляет, по экспертным оценкам, 5–6 тыс.т и более. При суточном рационе в 5% от собственного веса, популяция кальмара потребляет порядка 250 т пищи. Рыбный компонент в пищевом комке у кальмара в среднем равен около 20%, т. е. вес потребляемой им в заливе рыбы в сутки составляет около 50 т. Исследования специалистов показывают, что доминирующими видами в пище тихоокеанского кальмара является молодь рыб — южных мигрантов — анчоуса и сайры (Чучукало, 2005). Потребление молоди резидентных видов невелико. В сезонном плане пресс со стороны кальмара в отношении обитающей в заливе молоди рыб прослеживается только для гидрологического лета — июля, августа и сентября: к третьей декаде октября он покидает наши воды. Исходя из проведенных выше расчетов, суммарное потребление рыбы кальмаром за эти месяцы составит от 5.0 до 6.0 тыс. т.

В рационе обитающих в заливе осьминогов (гигантского и песчаного), рыба также занимает известный процент, причем специализируются они на относительно малоподвижных донных и придонных видах (навага, камбалы, бычки и др.). Численность осьминогов в заливе в целом невелика, поэтому и ущерб от их охоты несущественен.

Ластоногие. На акватории залива Петра Великого встречается четыре вида ластоногих: сивуч, крылатка, северный морской котик и пестрая ларга. Первые три вида отмечаются в водах залива эпизодически, в период сезонных миграций. И только пестрая ларга (Phoca largha) постоянно обитает в заливе, образуя здесь отдельную популяцию. В недалеком прошлом (начало ХХ века) существовал небольшой промысел ларги под Владивостоком, где добывали до сотни тюленей. Численность ларги в заливе заметно возросла в последнее время с организацией в заливе Петра Великого морского заповедника. Наиболее крупное лежбище (до 500 голов) находится на о. Матвеева. Общая численность ларги на акватории залива оценивается в 2 тыс. особей.

Пестрая ларга относится к рыбоядным тюленям: рыба в её рационе составляет до 90% и выше. Среди пищевых объектов доминирующими, в зависимости от сезона, являются навага, сельдь, камбала, терпуги, минтай. При среднем весе взрослой ларги в 100 кг, общая биомасса обитающей здесь популяции составит порядка 200 т. Для поддержания энергетического баланса, суточная потребность в пище для тюленей, (по накопленному опыту содержания их в океанариумах), составляет около 6% от собственного веса. Следовательно, популяция потребляет в сутки 12 т пищи, из них на долю рыбы придется около 10 т. В первом приближении за год популяция пестрой ларги съедает рыбы как минимум 3.0–3.5 тыс. т.

Убыль рыб от других видов ластоногих можно признать ничтожно малой, так как встречаются они в водах залива не ежегодно. В относительно недалеком прошлом, в конце XIX века в заливе Петра Великого на камнях м. Елагина о. Аскольда круглый год залегало до 400 сивучей, но уже к середине XX столетия они стали здесь редки (Трухин, 2007).

Китообразные. Китообразные в видовом отношении представлены в заливе более широко, чем ластоногие, но все они широко мигрирующие виды и местных популяций не образуют. В заливе Петра Великого наиболее часто встречаются дельфин-белобочка, белокрылая морская свинья, косатка, серый кит корейско-охотской популяции, малый остромордый полосатик или кит минке, горбатый кит. Значительно реже в водах залива встречаются кашалот, северный плавун, настоящий клюворыл, японский южный кит, финвал, малая или черная косатка (Соболевский, 2005).

В начале прошлого века наиболее массовым видом в заливе был малый полосатик или кит минке (Balaenoptera acutorostrata). Этого кита привлекали сюда косяки сельди, скапливающиеся в преднерестовый период (март—апрель) в бухтах залива. Обычен он был и осенью, когда молодь сельди сбивается в косяки. Примечательно, что А. П. Чехову, всего на пять дней приехавшему во Владивосток в октябре 1890 г., посчастливилось в бухте Золотой Рог увидеть кита (Матвеев, 1990). Киты-минке непугливы, близко подпускают суда и нередко следуют за ними. Это во многом послужило быстрому сокращению их численности в водах залива и в Японском море.

В настоящее время они не столь обычны, как раньше, но посещают залив ежегодно. В декабре 2007 года многие жители Владивостока могли наблюдать двух малых полосатиков, которые зашли во владивостокскую бухту Улисс, устроив охоту за косяками корюшки. В 2008 году кит минке выбросился на берег о. Русский. Нам, авторам этой монографии, также приходилось вплотную знакомиться с малым полосатиком, когда в марте 2000 г. его выбросило на косу у мыса «Островок Фальшивый». В желудке этого кита, среди переваренной пищи, можно было различить останки сельди. Скелет этого кита, кстати, единственный в России, демонстрируется в морском музее ИБМ.

Поставленная выше задача подсчитать количество съедаемой китообразными рыбы в водах залива на первый взгляд кажется неразрешимой из-за отсутствия фактических данных. Чтобы наша экспертная оценка была близка к истине, предположим, что ежегодно в течение четырех месяцев (март—апрель и октябрь—ноябрь) залив Петра Великого посещает 10 китов-полосатиков. Чтобы эта величина не была преувеличенной, мы при подсчетах игнорируем потребление рыбы всеми другими китообразными. При среднем весе малого полосатика в 6 т их общий вес составит 60 т. Суточная потребность в пище для усатых китов и в частности для кита минке колеблется в пределах от 4.2 до 11.5% от веса тела в зависимости от района и сезона (Томилин, 1957, Кончина, Павлов, 2002). Так как полосатики приходят в указанные выше месяцы в залив на кормежку, примем её в объеме 8.0%. Это составит 4.8 т пищи в сутки, а потребление непосредственно рыбы примем за 4.0 т. Тогда за 4 месяца нагула потребление рыбы китами в водах залива составит порядка 480 — 500 т.

Итак, в виде экспертной оценки мы определили величину потребления рыбы в заливе Петра Великого со стороны различных групп животных. Она составит:
Птицы — 5.0 — 7.0 тыс. т.
Головоногие — 5.0 — 5.5 тыс. т
Ластоногие — 3.0 — 3.5 тыс. т
Китообразные — 0.4–0.5 тыс. т.
Итого 13.4 — 16.5 тыс.т.

Из приведенных выше данных можно заключить, что наибольшую значимость ресурсы рыб в заливе будут иметь для рыбоядных птиц и местного стада пестрой нерпы: в пище головоногих рыба занимает не более 20%, и они легко могут заменить её крупным зоопланктоном.

Можно полагать, что перечисленные выше потребители среди представителей животного мира залива не наносят ощутимого урона численности отдельных видов рыб. Все они находятся в достаточно гармоничных взаимоотношениях, позволяющих комфортно сосуществовать на протяжении тысячелетий всему разнообразию обитающих здесь животных.

Как обычно, на вершине пищевой пирамиды стоит человек, и его действия, будь то направленный вылов отдельных видов рыб или загрязнение окружающей среды отходами своей жизнедеятельности или производства, способны существенно влиять на ихтиофауну залива.

В отдельной главе мы рассмотрим историю освоения рыбных ресурсов залива Петра Великого.

 

Авторы фотографий:

"Чернохвостые чайки" - А.И. Маркевич

"Скопление чаек" - Е.Б. Оксюзьян

"Бакланы" (верхняя) - А.И. Маркевич

"Бакланы" (нижняя) - А.А. Омельяненко

"Кальмар", "Ларга", все - А.В. Ратников

"Транспортировка кита" - Ю.М. Яковлев

  • Цена на столешницу из натурального камня в москве по материалам http://ptk-granit.ru .
    ptk-granit.ru