Пришельцы

Пришельцы

Прежде чем приступить к заключительной части главы о морских рыбах, имеет смысл обрисовать характер фауны рыб в северо-западной части Японского моря. К настоящему времени здесь зарегистрировано более трехсот видов. Видовые списки постоянно пополняются и уточняются, тем не менее, общая картина ясна. Две трети видов постоянно обитают в российских водах Японского моря. На 90% они представлены донными и придонными рыбами. Большинство из них встречаются и в других дальневосточных морях России. Около сотни видов мигрируют к нам с севера и юга.
Некоторых из северных пришельцев мы уже упоминали, в частности, белокорого палтуса и зайцеголового терпуга. Северных пришельцев всего-то около двух десятков видов, и все они заходят в северо-западную часть Японского моря в небольших, а чаще просто в мизерных количествах.
Другое дело — южные пришельцы. Среди восьмидесяти заходящих к нам южных мигрантов большинство, конечно, редкие гости. Это уже упомянутые большая белая акула, акула-молот, другие экзотические большие рыбы, такие как рыба-меч (Xiphias gladius), рыба-луна (Mola), синеперый тунец (Thunnus thynnus). Все они активные пелагические мигранты, легко преодолевающие морские просторы. Заходят с юга и донные рыбы, например морской черт, или черноротый морской удильщик (Lophiomus setigerus). Южные донные и придонные рыбы нечасто посещают нас, но есть исключение. Ведущий придонный образ жизни спинорог умеренный (Thamnaconus modestus) — наш постоянный гость и, в отдельные годы, весьма многочислен на мелководье. Однако среди южных мигрантов есть рыбы, которые заходят к нам в огромных количествах. О дальневосточной сардине мы уже рассказывали. Более десятка видов являются обычными в теплый период года.

Таким образом, заходы южных рыб, в целом, гораздо обильнее, чем северных. С чем это связано? Во-первых, донные и придонные северные пришельцы не особенно активные мигранты. Но это не основная причина. Главное то, что в российских водах дальневосточных морей очень богатая кормовая база для рыб. А от добра не ищут. Зачем палтусу уходить из Охотского в Японское море, когда ему и там хорошо? Активные бродяги, конечно, всегда встречаются, но их немного. А вот южным мигрантам как раз есть смысл идти на север, где кормовая база богаче, чем на юге и недоиспользуется местными рыбами.

Массовые миграции южных пришельцев происходят в теплое время года. Многие виды начинают миграции весной, но основная масса рыб все же подходит летом. На первый взгляд они чем-то напоминают миграции птиц, возвращающихся к нам весной из жарких стран. На самом деле общим в этих миграциях является лишь сезон и направление с юга на север. У мигрирующих птиц участки зимовки и размножения находятся в разных местах, и они, за некоторым исключением, перемещаются всей массой полностью. То есть представители таких видов никогда не распространены по всему ареалу-либо здесь, либо там. Так же ведут себя и некоторые рыбы, например тихоокеанские лососи.
Ситуация с южными мигрантами иная. Какая-то их часть с началом прогрева вод всегда мигрирует на север. Но интенсивность и протяженность миграций имеет сильную межгодовую изменчивость. При небольшой численности основная масса рыб остается в местах зимовки; мигрирующие рыбы совершают относительно короткие миграции. При многократно увеличивающейся численности на север может идти большая часть популяции, и область её обитания очень сильно расширяется. Например, в годы низкой численности миграции дальневосточной сардины ограничиваются её проникновением в южные воды российской экономической зоны, а в годы высокой численности она распространяется до Камчатки. Ареал иваси и некоторых других южных мигрантов поэтому называют пульсирующим. Интенсивность проникновения южных мигрантов зависит не только от численности, но и от гидрологических условий. В теплые годы их, разумеется, больше. В отличие от многих других видов, миграции южных пришельцев не связаны с кардинальными перестройками в организме. Они в наших водах и нагуливаются и размножаются. Опять же, в отличие от птиц, они уходят на юг не от бескормицы, а от зимы. Не успевшие нагулять жирку рыбы задерживаются и иногда погибают. Такой пример приводился при описании иваси. Напомним, что интенсивность подходов этой рыбы подчинена определенной циклике. При этом колебания численности иваси идут в противофазе с колебаниями численности японского анчоуса (Engraulis japonicus). При понижении численности иваси начинает повышаться численность анчоуса и наоборот. Бывают периоды, когда численность одного вида ещё не слишком мала, а другого уже достаточно велика. В такое время можно успешно вести промысел и того и другого вида. Впрочем, такие периоды длятся недолго, всего 3–6 лет. Так было в водах Приморья в конце 70-х — начале 80-х гг. прошлого века.

Несколько слов об анчоусе. Это небольшая (до 18 см длины) симпатичная рыба, похожая на маленькую сельдь. Семейство анчоусовые (Engraulidae) действительно очень близко по систематическому положению к сельдевым. Сразу бросается в глаза, что верхняя часть рыла у этих рыб сильно выдаётся вперёд. С начала 90-х гг. прошлого столетия и по настоящее время анчоус занимает лидирующее положение среди южных мигрантов. Скопления анчоуса бывают огромны, об этом упоминалось выше при описании акул.
Скумбрия японская (Scomber japonicus) и сайра (Cololabis saira) тоже относятся к массовым южным мигрантам, но их заходы в наши воды никогда не достигали таких масштабов, как у иваси и анчоуса. В отдельные годы величина запасов всех четырех видов сопоставима, но у скумбрии и сайры не бывает таких колоссальных вспышек численности, как у иваси и анчоуса. Есть и другое существенное отличие. Скумбрия и сайра больше тяготеют к открытым океанским водам, а сардина и анчоус — к морским. Поэтому российский промысел первых двух видов всегда был больше развит в тихоокеанских водах Южных Курил, а двух последних — в Японском море.

Тем не менее, было время активного промысла японской скумбрии и в водах Приморья. И сайра подходила в приморские воды в промысловых количествах, и вполне можно было организовать её промысел, но… Когда-то, конечно, её начнут ловить и здесь. Несколько слов об этих рыбах.

Скумбрия — крупная красивая рыба, достигающая в длину 60 см. Верхняя часть тела окрашена в тона старой бронзы, отливающей зеленовато-синими оттенками. Брюхо серебристо-белое. Форма тела веретенообразная, характерная для хороших пловцов. Хвостовой стебель тонкий, с каждой стороны несет по два горизонтальных киля между лопастями хвостового плавника. На хвостовом стебле между вертикальными плавниками и хвостовым имеется 5–6 небольших дополнительных плавничков.

Сайру часто называют живым серебром моря, жемчужиной океана за её серебристую, нежно отсвечивающую окраску. Это небольшая прогонистая рыба, достигающая в длину 35 см. Спинной и анальный плавники отнесены назад, к хвостовому стеблю. На нем, как у скумбрии, имеются дополнительные плавнички в количестве 4–6 штук. Многие пелагические рыбы (та же скумбрия) какое-то время проводят в придонных слоях воды. Вся жизнь сайры проходит у поверхности воды. На «световых» станциях в районе светового пятна от плещущихся на поверхности рыб вода буквально «кипит». Многие рыбы выпрыгивают из воды, другие носятся над поверхностью. Именно над поверхностью! В воде находится только хвостовой плавник, «работающий на высоких оборотах». Точно так же перед взлетом разгоняются летучие рыбы. Эх, маловаты у сайры грудные плавники, а то бы взлетела! Икру сайра откладывает на плавающие на поверхности предметы (плавник), главным образом на водоросли. В связи с этим, то ли в 50-е, то ли в 60-е гг. прошлого века родился проект, который сейчас кажется забавным. Было мнение, что в Японском море маловато сайры из-за недостатка плавника. В рейсовые задания для научно-исследовательских судов вставлялся пунктик, который в шутку называли «силосованием моря». Заключался он в том, что в море разбрасывали обыкновенное сено. Ничего сказочного, конечно, не произошло. Предложено это было учеными, к которым я отношусь с глубоким уважением. Тогда они были неопытными молодыми людьми. Главное, что о биологии сайры вообще было мало известно. Кроме того, стремление помочь природе рукотворным способом, сделать лучше, чем в природе, культивировалась у советских людей с детства. Сейчас ясно (благодаря этим же людям и японским ученым), что механизмы формирования численности сайры определяются не количеством плавника, а, в первую очередь, гидрологическими условиями течения Куросио.

Среди пришельцев есть и опасные гости. Гораздо более опасные, чем акулы, поскольку их внешний вид не вызывает никаких опасений. Это представители отряда сростночелюстных (Tetraodontiformes). Самый крупный вид (до 1 т весом) — луна-рыба, о которой только что говорилось. У них всех есть очень характерный признак, по которому они легко отличаются от любых других рыб. Челюстные кости плотно соединены или сращены с предчелюстными, образуя своеобразный клюв, напоминающий черепаший. Из этих рыб в уловы чаще всего попадается спинорог умеренный, о котором уже упоминалось. Эта рыба отличается мощным подвижным шипом, расположенным впереди спинного плавника. Шип может вплотную прилегать к спине или торчать вертикально. Каждый год заходят и собаки-рыбы (фугу), среди которых постоянным гостем является северная собака-рыба (Takifugu porphyreus). На фотографии видно, что собака-рыба напоминает толстую дубинку. Такую форму тела имеют все собаки-рыбы, поэтому их легко узнать. Чем же они опасны? Большинство представителей сростночелюстных, и особенно собаки-рыбы, сильно ядовиты. В теле у них имеется очень сильный яд — тетродотоксин. Видел людей, которые ели этих рыб без специальной обработки и бахвалились, что с ними ничего не случилось. Как говорится, «дуракам везет». Степень ядовитости рыбы зависит от стадии зрелости половых продуктов, возраста и некоторых других причин. Действительно, вероятность того, что попадется сильно ядовитая особь — меньше 50%. Но она не так мала. Раньше у самураев была в почете игра, напоминающая русскую рулетку. Играли бескорыстные самураи не на деньги, а на интерес. Собирались только близкие друзья. Человек 8–10 заходили в какой-нибудь кабачок, заказывали блюдо из собаки-рыбы и начинали пировать. Очень часто с дружеской попойки возвращались не все. Сейчас на японских ресторанах, где разрешают готовить собаку-рыбу, висит её изображение. Повар должен иметь специальный диплом. В рекламе говорится, что ошибки исключены. Наверное, это так, ведь японцы народ щепетильный. Тем не менее, и в Японии любителей этого блюда немного. Работая с рыбаками острова Хоккайдо, я поинтересовался у них, любят ли они собаку-рыбу. Эти крепкие, веселые ребята дружно рассмеялись. Ответ прозвучал примерно так: любители фугу в основном живут в крупных городах острова Хонсю, особенно в Токио. Среди нас таких ненормальных нет.

Вдовин А. Н., к.б.н., зав. Лабораторией ресурсов рыб прибрежных вод ТИНРО-Центра

Фотографии из книг:
K. Amaoka, K. Nakaya, M. Yabe. The fishes of Northern Japan. Hokkaido Universiti. 1995
The Fishes of the Japanese Archipelago. Tokai Universiti Press. 1985

  • фурнитура мягкой мебели вебсайт
    mebelmax.by